Медицинская судебная практика

Медицинская судебная практика

Переезд склада в Европу.
Реализуем препараты от гепатита С в России по закупочной цене - ликвидация склада
Перейти на сайт

Практика применения ст. 238 «Производство, хранение, перевозка либо сбыт товаров и продукции, выполнение работ или оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности» Уголовного кодекса РФ.

Наша компания в своей работе ежедневно сталкивается с претензионной работой в медицинских организациях с пациентами, недовольными качеством оказанных им медицинских услуг или с теми, чьи представления о конечном результате лечения расходятся с аналогичным представлением врачей или реальным положением вещей.

Немало мы разбираем и ситуаций в которых пациенты обращаются в контролирующие, в том числе и в следственные органы.

Обсуждение подверженности врачей уголовной ответственности набирает обороты, однако, не эту тему мы хотели обсудить в этом материале.

Практика применения ст. 238 УК РФ привлекла наше внимание. Ведь как пациент или его родственники, пострадавшие вследствие не качественного оказания медицинской помощи имеют право на грамотное построение обвинения, так и медицинские работники, имеют право на объективный и беспристрастный суд.

Суть статьи 238 Уголовного кодекса

Суть ст. 238 УК РФ заключается в необходимом наличии двух условий, сочетание которых должно быть доказано — наличие умысла в использовании заведомо не правильных положений (стандартов оказания медицинской помощи, клинических рекомендаций, должностных инструкций, норм трудового договора, медико-экономических стандартов), а также легкомысленного отношения к возможным последствиям, с тремя возможными исходами:

  • повлекли по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью либо смерть человека (ч.2);
  • повлекли смерть двум и более лицам (ч.3);
  • противоправные действия без причинения тяжкого вреда либо смерти (ч.1)

Срок давности по ст. 238 «Производство, хранение, перевозка либо сбыт товаров и продукции, выполнение работ или оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности» УК РФ, составляет:

  • по ч.1 — два года после совершения преступления небольшой тяжести;
  • по ч. 2 или ч. 3 — десять лет после совершения тяжкого преступления,

в противопоставление ч.2 ст. 109 «Причинение смерти по неосторожности вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей» УК РФ, срок давности которой составляет всего 2 года, что и привело к изменению обвинения в деле Елены Мисюриной.

Практика применения статьи 238 Уголовного кодекса

Мы провели поиск по практике применения статьи 238 УК РФ — так нами были найдены за 2015-2017г.г. – 613 дел с обвинениями, построенными с применением статьи 238 УК РФ.

Надо отметить, что из описанных 613 дел, 596 относились к таким деяниям, направленным на сферу услуг, как:

  • хранение в целях сбыта и сбыт алкогольной продукции, не отвечающей требованиям безопасности жизни и здоровья потребителей (подавляющее большинство дел);
  • хранение в целях сбыта и сбыт незарегистрированных лекарственных средств в крупном размере;
  • оказание услуг по перевозке граждан транспортом, не отвечающим требованиям безопасности жизни и здоровью потребителей (катера, автобусы, маршрутные такси);
  • оказание услуг по заправке бытового газового баллона сжиженным газом с нарушением установленных требований безопасности (с просроченной датой освидетельствования, с поврежденным корпусом баллона, несправными вентилями и клапанами) с созданием угрозы безопасному функционированию АГЗС и здоровью и жизни обслуживающего персонала и потребителей.
  • оказание услуг, с нарушением обеспечения безопасности посетителей — нарушение правил контроля по выполнению действий по обеспечению безопасности посетителей аквапарка на воде, в связи с чем произошло утопление малолетнего.

К медицинским делам можно было отнести только 17 дел, из них:

  • по ч.1 ст. 238 УК РФ: 2 дела были прекращены в связи с истечением срока давности уголовного преследования;
  • по ч.2 ст. 238 УК РФ: 5 делбыли отправлены на новое рассмотрение за недостатком доказательной базы;
  • по 10 делам были вынесены обвинительные приговоры.

Давайте подробнее рассмотрим дела, в которых все же был вынесен обвинительный вердикт:

1. Дело, закончившееся обвинительным приговором по ч.1 ст. 238 УК РФ началось с признаков простуды, возникших у ребенка, который в следствие прогрессирования симптоматики и ухудшения самочувствия скончался от сепсиса в течение 10 дней.

Из особенностей дела, надо отметить, что в самом начале развития заболевания родители ребенка подписали отказ от рекомендованной госпитализации. Далее состояние пациента ухудшалось, вместе с этим менялась терапия пациента, однако врач- инфекционист, анестезиолог-реаниматолог, осуществлявший лечение пациента, занимавший должность заведующего отделения был оформлен с нарушением действующего трудового законодательства. Это обстоятельство, вместе с выявленными незначительными дефектами качества при оказании медицинской помощи послужило основанием для вынесенного приговора.

В то же время, отсутствие четкой связи между выявленными недостатками и развившейся смертью ребенка позволила вынести приговор по ч.1 ст. 238 УК РФ — не подразумевающей причинение тяжкого вреда либо смерти пациента

2. Интересным оказался разбор случая, когда обвиняемый врач по ч.2 ст. 238 УК РФ был оправдан, а дело отправлено на доследование и пересмотр.

Из материалов дела: врачу вменялось небезопасное проведение прививки на дому, а именно с нарушениями санитарно-эпидемиолических требований.

Учитывая, что состояние пациента после проведения манипуляции не ухудшилось, отсутствовал доказанный умысел с целью причинения вреда жизни и здоровью пациенту, а также с учетом того, что санитарно-гигиенические требования проведения манипуляции, на которые ссылалось следствие являются не законами или приказами, а устоявшейся медицинской практикой, в тоже время объективных подтверждений того, что вводимым препаратом являлась именно вакцина предоставлено не было и только в отношении правильности введения вакцины существуют нормативно-правовые акты (далее – «НПА»), а связь между НПА и введением вакцины была основана только на основании показаний обвиняемой — вина врача доказана не была.

За счет того, что объективных доказательств прямого умысла в деяниях врача обвиняющей стороной предоставлено не было, что необходимо для квалификации дела по ч.2 ст.238 УК РФ, дело было переквалифицировано в соответствие с КоАП и отправлено на пересмотр.

3. Абсолютно оправданно обвинительный приговор по ч.1 ст.238 УК РФ был вынесен в отношении «врача»-косметолога, не имеющего медицинского образования, однако оказывающего платные медицинские услуги, в том числе введение несертифицированных препаратов, что без сомнения является проявлением легкомыслия в отношении оценки последствий своих деяний, а также, проявлением умысла по отношению к оказанию этих услуг.

4. Еще одним примером применения ч.1 ст.238 УК РФ являются неоднократные консультации пациента с выставленным диагнозом, соответствующим проведению экстренной госпитализации с назначением терапии и ее последующей коррекцией в нарушение действующих порядков и стандартов оказания медицинской помощи, приведшие к смерти ребенка от поливалентной инфекции на фоне декомпенсации недиагносцированной врожденной патологии.

Таким образом, ч.1 ст.238 УК РФ приведена в связи с тем, что выявленные дефекты качества медицинской помощи не привели на прямую к смерти ребенка, в тоже время факт наличия легкомыслия в отношении последствий и умысла в отношении деянийдоказать в данном случае не доставила труда.

5. Приговор по ч.2 ст.238 УК РФ, был вынесен в отношении врача, проведшему пациенту хирургическое вмешательство по поводу искривлённой носовой перегородки, без проведения необходимого дооперационного обследования, что привело к смерти пациента в следствие кровотечения (из-за скрытой коагулопатии).

Врачу был вынесен приговор — 2года 8 месяцев колонии общего режима, с лишением права заниматься врачебной деятельностью сроком на 3 года.

6. Приговор в соответствии с п.б ч.2 ст. 238 УК РФ (деяние, совершенное в отношении товаров, работ или услуг, предназначенных для детей в возрасте до шести лет) в отношении участковой медицинской сестры, проводившей физиотерапевтические процедуры, а именно парафиновую терапию, входе выполнения которой парафин более высокой температуры, чем было необходимо попал на незащищенные поверхности кожи, вызвав ожоги 1-2 степени. При этом, после наложения парафина в нарушение должностных инструкций медицинская сестра покинула кабинет, где находилась пациентка.

Медицинскому работнику был вынесен приговор – 2 года лишения свободы условно с испытательным сроком в 1 год и 6 месяцев.

7. Был вынесен приговор по ч.1 ст. 238 УК РФ в отношении действий врача, связанных с оказанием медицинской помощи по стоматологии, в связи с тем, что кормящей женщине с наличием множественного кариеса (что является противопоказанием к проведению процедуры) было проведено химическое отбеливание зубов.

Врачу был вменен штраф в 30 тысяч рублей в пользу государства, от которого был освобожден в связи с амнистией в честь 70-тилетия Победы в ВОВ.

Пострадавшей было выплачено 10 тысяч рублей на возмещении расходов на представителей и компенсация морального вреда.

8. Был вынесен приговор 2 года 6 месяцев по п.в ч.2 ст.238 УК РФ (деяние, повлекшее по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью либо смерть человека) в отношении палатной медицинской сестры и санитарки психо-неврологического отделения в следствии бездействия которых пациент с деменцией, находящийся на стационарном лечении прошел в незапертую ванную комнату и получил 20% поверхности кожных покровов горячей водой, вызвавших ожоговый шок и смерть пациента.

9. Был вынесен приговор, заключавшийся в обязательных работах на срок 230 часов, по ч.1 ст.238 УК РФ в отношении врача-акушера-гинеколога, который в нарушение существующих стандартов и протоколов ведения беременности и родов, при наличии осложняющих факторов и сопутствующих заболеваний роженицы, не проводила должного мониторирования показателей КТГ и действий по ведению родов. Данные факты привели к развитию ишемии плода и дистоции плечиков.

В данном случае наличие подписи, свидетельствующей об ознакомление врача с должностной инструкцией, а также действующие порядки и стандарты оказания медицинской помощи, а точнее их несоблюдение явились подтверждением умысла.

10. Было возбуждено дело по п. в ч.2 ст.238 УК РФ (деяние, повлекшее по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью либо смерть человека), позже в ходе судебного заседания переквалифицированного в п.1 ст.238 УК РФ, в котором на основании действий врача-акушера-гинеколога, приведших в следствие недооценки состояния беременной к появлению ряда дефектов: диагностическим дефектам, дефектам родовспоможения, несвоевременной диагностики острой интранатальной гипоксии плода, тактическому дефекту, которые в свою очередь привели к наступлению острой интрананальной гипоксии плода тяжелой степени и его последующей гибели.

В данном случае, гибель плода оценивалась не как смерть человека (ч.2 ст. 238 УК РФ), а как смерть плода, которая наступила внутриутробно во втором периоде родов), т.е. до отделения плода от матери, в связи с чем врачу вменена ч.1. ст.238 УК РФ.

Уголовное преследование в отношении врача по ч.1 ст. 238 УК РФ было прекращено в связи с истечением срока давности.

11. В соответствии с п.в ч.2 ст.238 УК РФ было вынесено постановление по случаю несвоевременного и некачественного оказания медицинской помощи пациенту с желудочно-кишечным кровотечением, который был несвоевременно госпитализирован, с установлением неправильного предварительного диагноза, изменившего тактику ведения пациента, следствием чего явилась недооценка тяжести состояния больного, поздняя госпитализация и запоздалое начало лечения. Был вынесен приговор.

Необходимо наличие умысла и небрежности

Также считаем необходимым отметить, что во многих делах факт наличия умысла в оказании услуг ненадлежащего качества, доказывался путем сопоставления реальных действия медицинского работника, с действиями, прописанными в ВНЛА (в т.ч. в должностных инструкциях, утвержденных главным врачом медицинской организации), клинических рекомендациях, стандартах и порядках оказания медицинской помощи. Более подробно о качестве медицинской помощи читайте в статье «Ты следующий!» .

Кроме того, можно отметить всю неоднозначность вынесенных судом приговоров, в связи с их построением на предположениях, что противоречит ч.4 ст. 302 УПК, а все неустранимые сомнения должны в соответствии со ст. 14 УПК РФ трактоваться в пользу обвиняемого лица.

Таким образом, необходимо отметить, что применение статьи 238 УК РФ к медицинским делам, связанным с так называемой ятрогенной преступностью или «врачебной ошибкой», где подразумевается наличие добросовестного заблуждения врача не может быть обоснованным.

Подготовленно ООО «Мед-ЮрКонсалт» ©



Источник: medurconsult.ru


Добавить комментарий